Ориентироваться в необозримом пространстве тантрических знаний очень непросто.
До сих пор специалисты не могут дать четкого ответа относительно происхождения текстов и учения как такового. Но можно значительно упростить задачу, если вспомнить высказывание Марка Дичковски: «Тантра – это то, что пишется в тантрах».
Следовательно, учение о сварах представлено содержанием его текстов. Обычно комментаторская литература называет эту дисциплину йогой, но в действительности Свара-шастра большей частью посвящена разнообразным и многочисленным аспектам человеческой деятельности – от связи с космическими телами, до предсказаний исхода борцовских поединков. Но это, собственно, и есть Тантра – обретение смысла и значения в самой глубине обыденности. Когда заходит речь об искусстве свары, авторы обычно апеллируют к собственно внешнему дыханию, связывая его с периодами активностей полушарий головного мозга и к биоритмам. Эта взаимосвязь, безусловно, присутствует, но исходя из самой идеи Свара-шастры о проникновении друг в друга всех явлений и вещей в мире, следует более широко взглянуть на циклы и периоды в жизни человека. Очевидно, что природные и неразрывно связанные с ними индивидуальные циркадные (от латинского circa dies – «около суток») ритмы являются той несущей платформой, на которой располагаются видовые, половые, социальные, культурные и религиозные особенности. Влиянию циркадных ритмов подвержены сотни физиологических и биохимических показателей нашего организма: температура тела, кровяное давление, частота дыхания, пульса и т.д. В 1962 году немецкий физиолог Юрген Ашофф с командой добровольцев на четыре недели переселился в подземный бункер без доступа дневного света и часов. Результаты эксперимента однозначно свидетельствовали: организм человека располагает собственным механизмом измерения времени. Им является супрахиазматическое ядро – скопление примерно из 20 000 нейронов, расположенное в основании гипоталамуса, над перекрестом зрительных нервов. Получая зрительную информацию, ядро «привязывается» к текущему времени суток и в нужный момент шлет сигнал в эпифиз – железу, вырабатывающую мелатонин, гормон сна. На основании такого взаимодействия выстраиваются периоды активности полушарий головного мозга и связанных с ними носовых ходов, образуя огромное количество индивидуальных комбинаций, выраженных в действиях, словах и мыслях индивида. Отдельно следует сказать о биоритмах, обычно плотно увязываемых с учением о сварах. Эта теория, оформившаяся в Европе в начале XX века, постулирует, что с момента рождения в организме запускаются ритмы, определяющие физические, эмоциональные и интеллектуальные возможности на текущий момент времени. Как правило, изображаются эти ритмы в виде трех синусоид и имеют следующие периоды: физический – 23 дня, эмоциональный – 28 дней и интеллектуальный – 33 дня. Точки пересечения оси любой из них считаются критическими. Но многочисленные строгие проверки, предпринятые в 1970-1980 годы, не обнаружили никаких подтверждений существования трех ритмов, поскольку: «Крайне странным выглядело бы существование ритмов, не подверженных влиянию ни внешних периодических процессов, ни внутренних генетических механизмов» (И.Стрельцов, «Недремлющий брегет»). И дыхание, будучи непосредственным проводником внешних и внутренних эволюционных циклов, принимает активное участие в психосоматической жизни: регуляция кровообращения, поддержка скелетной моторики, адаптация к нагрузке, вербальная коммуникация, разнообразные психические переживания и многое другое.
Очень внимательно отслеживая тонкости связей между внешним и внутренним миром, древние наблюдатели пытались вывести некое подобие уравнений, с помощью которых можно было бы противостоять общему детерминизму человеческой жизни. Эти попытки запечатлевались в особых текстах, наиболее известными из которых являются «Свара чинтамани» («СЧ») и «Шива свародая». Они очень похожи по своей структуре и вмещают в себя разделы онтологического, религиозного, мистического и натурфилософского знания в сочетании с методологией и систематизацией. Литературный стиль традиционен и представлен характерным диалогом между Шивой и Парвати, где Шива – наставляющий, а его супруга – вопрошающий персонажи. Интересен смысловой оттенок названия первого трактата — « чинтамани» означает не просто исполняющую все желания, драгоценность, а сам философский камень, lapisphilosophorum, позволяющий открывать все тайны мира. Это значительно углубляет эпистемологическое наполнение трактата и сакрализирует свару как таковую. Духовное значение и значимость придают трактату первые шлоки, в которых возносится хвала Ишваре как первичной, ультимативной реальности, пронизывающей собою все уровни Бытия. Таким образом автор задает определенное направление своему труду, предполагая, что идея о тождественности священного и профанического не будет терять своей актуальности. В подтверждение этому обыденное, привычное в чувствовании дыхание, расширяется Шивой до масштабов Вселенной и определяется как причина Пяти элементов (таттв) и времени, образующих все вещи в мире, в том числе человеческие ум и тело. Соответственно, нет ничего невозможного для того, кто способен управлять сварами. Но важно понимать, что разрешение утилитарных проблем без стремления к постижению Ишвары превращает в раба даже самого виртуозного мастера. Человеческое тело с его сенсорной системой в «Свара чинтамани» трактуется как непосредственное проявление Махабхут (первоэлементов) в разнообразном сочетании их пятеричных качеств: « в пяти бхутах существует пять подразделений в каждой и всего существует двадцать пять видов свар». Соответственно, каждая из тканей тела и даже психофизическое состояние – это манифестация какого-нибудь первоэлемента: «Волосы, кожа, плоть, кости – это Земля
Семя, моча, кал, сон, усталость – Вода
Голод, жажда, жар – Огонь
Сгибания или разгибания конечностей, бег, прыжки, подавление испускания мочи и кала – Воздух
Гнев, робость, страх, любовь – Пространство».
Нужно понимать, что нельзя строго привязываться к подобным классификациям, поскольку они относятся к области натурфилософского познания, главная задача которого — ответить на бытийные вопросы о Субстанции, Материи, Пространстве, Времени, Законах природы и др. Когда же категории строго эмпирического, бытийного и духовного познания смешиваются, они становятся препятствиями друг для друга, порождая бесконечное количество заблуждений.
В «Свара чинтамани» подробно описывается тонкий аспект формности, выраженный в системе энергетических каналов-нади. Эта структура уподобляется спицам колеса, исходящим из центра, расположенного в области пупка. Всего насчитывается 72 нади:
«Десять идут вверх, и еще десять – вниз. Те, что идут вверх считаются более важными… и разделяются еще на 24 нади от каждой пары, а Аджна чакра сияет блеском в их центральном соединении. Та нади, что поднимается к Аджне слева, называется Ида, та, что направляется справа – Пингала. Проходящая посередине – называется Сушумна». Описывая канальную систему, автор настаивает на ее неизменности: «Названия…каналов в различных текстах могут отличаться, но месторасположение в теле всегда одинаково». Также большое внимание в энергетической системе уделяется ветрам или пранам, которые, благодаря своим качествам формируют разнообразие телесных функций:
« Прана – присутствует в области рта, носа, сердца. Она является причиной возникновения голоса, вдоха и выдоха
Апана-вайю направляется в анус, гениталии, ягодицы, коленные суставы, живот, яички, бедра, ступни.
Вьяна-вайю…соединяется с Праной и Апаной, регулирует их правильное движение
Самана-вайю – поставщик тепла, телесных соков, еды и воды для каждой из 7200 нади (очевидно, имеются в виду процессы анаболизма. Хотя локальные праны некорректно сводить только к физиологическим функциям)
Удана-вайю, концентрирующаяся в горле, является причиной движения рук и ног
Эти вайю действуют в нади, вызывая движение».
Автор трактата очень последователен в своем изложении – начиная движение от фундаментальных, неизменных основ, он искусно расширяет границы описываемого им мира, не теряя связи с его причиной – великим Махешварой, проявляющим себя как вдох и выдох Вселенной, СоХам. Но всякая цикличность не может проявлять себя иначе как в пространстве-времени. И для познания одного аспекта, обязательно нужно разобраться в другом. Феномен времени всегда был великой тайной и подвигал своих исследователей на создание всевозможных теорий. «СЧ» разделяет весь временной континуум на внутреннее время, развивающееся в теле-уме посредством вдохов и выдохов и общее, внешнее время, текущее в пространстве Вселенной. В качестве единиц измерения внутреннего времени «СЧ» предлагает развернутую систему мер: Прана — время, затраченное на один вдох и один выдох; Пхала – равняется шести пранам; Гхати – состоит из шести пхал; Яма – образован семью с половиной гхати. Сутки внешнего времени равняются 60 гхати и приравниваются к внутреннему году. Таким образом, при очевидной связи внутреннего и внешнего, время может течь с разной скоростью в разных пространствах. Поэтому «СЧ» не замыкается на монологической трактовке времени, а расширяет ее до так называемых трех миров – области духов и предков, области людей и области небожителей-дэвов, в которых время течет по-разному. Человеческий год состоит из 360 дней, 12 месяцев, 6 сезонов, 2 полугодий и 12 знаков зодиака. Отдельную категорию представляют собой вселенские циклы, выраженные в невероятных цифрах, очень сложных для осмысления: «Нет смысла говорить об этом, потому что чем больше временных промежутков описывается, тем больше возникает страха». Но все эти выкладки гармонично вписываются в принципиальную идею «СЧ» о непрерывной взаимосвязи малого и большого, горнего и дольнего. Особую значимость в контексте главной идеи науки о сварах обретают две половины годового цикла, которые могут свестись к любому циклическому явлению доступного нам мира (от периода обращения Луны вокруг Земли до дыхания и цикла Кребса), связанные с летним и зимним солнцестоянием – Уттараяной и Дакшинаяной. Восходящий цикл – Уттараяна – исходит из точки летнего солнцестояния в знаке Рака, когда солнце движется к северу и соответствует Лунной (левой) сваре, нисходящий – Дакшинаяна — из точки зимнего солнцестояния в знаке Козерога, характеризуется движением Солнца к югу – соответствует Солнечной (правой) сваре. В индуистской традиции восходящая фаза соотносится с Дэва-яной («путь богов»), а нисходящая — с Питри-яной («путь предков»). Бхагавад-гита, 8: 23-26: «. О, лучший из Бхарат, теперь Я опишу тебе моменты времени, в которые те, кто стремятся к Единому, уходят из этого мира, чтобы вернуться или не вернуться обратно. 24. Те, кто познали Высшего Брахмана, достигают Его, уходя из этого мира во время преобладания влияния огня, в светлое время, в благоприятный момент дня, в течение двух недель прибывающей Луны или же тех шести месяцев, когда Солнце странствует на Севере. 25. Тот, кто уходит из этого мира в туман, ночь, в течение двух недель, когда Луна на ущербе или во время шести месяцев, когда Солнце движется на Юг, достигает сферы Луны, но вновь возвращается обратно. 26. Есть два пути ухода из этого мира: один при свете, а другой во тьме. Если человек уходит при свете, он больше не возвращается, но если он уходит во тьме, то он вернется снова». Сами исходные точки Уттараяны и Дакшинаяны трактуются как особые «врата», открывающие доступ к беспечальному миру богов и к юдоли страдания – миру предков. Летнее солнцестояние – это «врата людей», зимнее – «врата богов». Примечательно, что «врата» летнего солнцестояния могут выполнять две функции – выхода и входа. Это связано с теорией реинкарнации и кармы – если манифестированное существование за время своего цикла не было трансцендировано, оно неизбежно «входит» во «врата людей», уже в качестве совершенно другой индивидуации. «Врата богов» могут быть только входными для познавшего свою истинную сущность сознания. И только очень редко, единожды за всю эпоху, из этих врат выходит спаситель-аватар, неся свое святое благовествование миру манифестаций. Близость и отдаленность Солнца во время разных солнцестояний – безусловно, архетипические образы – летнее светило в своей пиковой точке испепеляет, подобно адскому огню, зимнее, в своей отдаленности, несет прохладу и свет. Эти два аспекта очень важно учитывать в своем внутреннем косме, практикуя различные методы по пробуждению «солнечной» активности. Следует понимать, что все сказанное о Дакшинаяне и Уттараяне представляет собой частные проявления двух еще более глубоких метафизических процессов, известных как Правритти и Нивритти. Первый из них – манифестация, второй – инволюция. Только при полном познании обоих возможно постижение недвойственности как состояния полного освобождения. На уровне индивидуальной энергетической структуры это выражается в «открытии» срединного канала – Сушумны. Само собой разумеется, что конкретные указания относительно периодов, циклов и конкретных дат выполняют вспомогательную функцию. С их помощью преодолевается первичное сопротивление эмпирического восприятия, создавая условия для реализации по-настоящему мистических постижений. Не нужно быть провидцем, чтобы понять достаточно простую истину – для восхождения на Дэва-локу недостаточно просто умереть в течение двух недель прибывающей Луны.
Важное место «СЧ» уделяет практике пранаямы – очень действенному средству в познании мира. Три этапа дыхательного цикла – вдох, задержка, выдох, — как нельзя лучше вписываются в «великую триаду» гун, Солнца, Луны и Огня (Пингала, Ида и Сушумна), проявления (сришти), поддержания (стхити), растворения (самхара), Брахмы, Вишну и Рудры. Практикуй пранаяму – и весь мир окажется в твоих ладонях! Но делать это нужно правильно: «Йоги должны понимать необходимость правильных вдохов, выдохов и задержек дыхания… В своих вдохах и выдохах следует быть осторожным». Указания относительно выверенного, деликатного подхода к пранаяме присутствуют во всех трактатах, которые, так или иначе, касаются этой темы. Во-первых, это принципиально важно для психосоматического здоровья, поскольку управляемое дыхание представляет собой очень глубоко проникающий инструмент и при неправильном использовании может превратиться в смертоносное оружие. Во-вторых, при неправильном осмыслении самого понятия возможно допущение серьезных категориальных ошибок с дальнейшим полным искажением смысла. Не секрет, что большинство практикующих воспринимают пранаяму как своеобразное родео, пытаясь «обуздать» Прану. А пранаяма, прежде всего, является методом, с помощью которого сначала истончаются, а потом исчезают границы между субъективным и объективным, «я» и «это». По сути, правильная пранаяма – это главный ключ к познанию свары за счет обретения очень высокого уровня чувствительности по отношению к внутреннему и внешнему миру. Важно понимать, что каждый дыхательный цикл обусловлен не столько сиюминутной потребностью организма в газовой смеси, сколько бесконечной цепочкой эволюционных событий от белковых комочков до конкретного индивида с присущим только ему набором качеств. Соответственно, пранаяма представляет собой метод, с помощью которого можно поспорить с общей инерцией вращения колеса Сансары. Очевидно, именно это имелось в виду автором «СЧ»: «Речакой удаляются грехи предыдущих рождений…При правильной практике все упоминаемые ниже проблемы (беды, войны, смерти) могут быть предсказаны».
Собственно техническая часть пранаямы, описанная в «СЧ» отличается от привычных «стандартов», что лишний раз доказывает непринципиальность технократического подхода в практике. При этом автор описывает типовые результаты пранаямы, характерные для всех пояснительных текстов подобного рода.
Особо следует сказать о знаковом инструменте йогинов – Йога-данде: «Используя Йога-данду, позволяющую сидеть постоянно в Падмасане, нужно делать пранаяму в соответствии со своими возможностями». Это нехитрое приспособление не столько предназначено для поддержки руки во время джапы или пранаямы, сколько является выражением очень серьезной амбиции – потребности выхода за границы многочисленных непреодолимых предуготовленностей, выраженных в определенной комбинации состояния носовых ходов. Идея использования Йога-данды заключается в том, чтобы сознательно изменять потоки свар в соответствии с поставленными целями, творя таким образом свой мир, более свободный от фатальной предопределенности. Сама процедура использования йогического посоха, на первый взгляд, очень проста – он своей разветвленной частью устанавливается в подмышечную область, ограничивая экскурсии одноименной половины грудной клетки во время дыхания. Соответственно, интенсивность дыхательного потока снижается и начинает активизироваться противоположная свара. Но это происходит далеко не всегда и зависит от множества факторов, например, таких, как интенсивность давления на подмышечную область, способности тела отзываться на подобное воздействие, устойчивости общего ритма свар и т.д.
Пытаясь разобраться в собственной жизни, чтобы как-то упорядочить ход ее событий (не говоря о многосложном пути йогической садханы), очень важно уметь определять главное направление движения, исходящее из правдивости наших мотиваций. В этой связи не всегда декларируемые цели соответствуют находящимся в глубинах подсознательного, желаниям и импульсам. Такая внутренняя разобщенность порождает невероятно запутанную ситуацию внутри самой личности, теряющей остатки своей целостности. Для того чтобы разорвать этот порочный круг, нужны неимоверные усилия и какой-то очень значимый ориентир, позволяющий видеть горизонты своих внутренних событий. Если научиться следовать общему, как способу интеграции, то частности будут ясными, понятными и будут служить искусными средствами в дальнейшем продвижении. Если наоборот, то и без того противоречивый внутренний косм превратится в полный невротический хаос, выбраться из которого будет уже невозможно. В этой связи наибольшую значимость обретают шлоки «СЧ» общего порядка, позволяющие набросать хотя бы общие очертания внутреннего мира в его взаимодействии с миром внешним: « Рутинные дела, получение сообщений, путешествия, войны, священные ритуалы, хомы, упанаяны, зарабатывание богатства, новоселье,… земледелие, установка статуи Божества, заключение браков,… очистительные обряды,… йогическая садхана, обучение, изготовление лекарств, удаления ядов, религиозные проповеди… должны быть сделаны, когда Лунная нади открыта.
Начало обучения, бритье,… торговля, исследование Писаний, дебаты, азартные игры, споры, воровство, езда верхом,… написание писем и документов, обучение музыке, исполнения мантры и янтры, начало боев, начало лечения, секс, продажи, купания, дарения… надо делать, когда активна Солнечная Нади
Если свара полна, это доказательство благоприятности начинаемого дела. Результат будет получен без малейших препятствий». К последнему высказыванию можно свести почти всю Свара-йогу. Тот, кто знаком с ежедневной практикой йогинов-натхов, знает, что полнота той или свары определяет, какой ногой будут сделаны первый шаг после пробуждения в начинающийся день или ступание на асану. И дело тут, конечно, не в самой ноге, а в активности одного из полушарий головного мозга, связанного с рецепторами соответствующей подошвы и носового хода. Синхронизируя ритмы своего головного мозга с действиями в пространстве, йогин демонстрирует готовность приятия (а впоследствии и трансцендирования) любых ситуаций, которые только могут проявиться в мире великих триад. Но при этом внутренняя готовность сопровождается поддержанием состояния естественности развития своих состояний. Причем в этом контексте важны не сами события, а то, насколько они непрерывно освещаются энергией йогического созерцания. Именно в этих состояниях берут свое начало труднообретаемые пратьяхара, вайрагья и вивека. И далеко не всегда время йогических практик совпадает с открытостью «правильной» ноздри, поскольку наше дыхание – это своего рода «ветер кармы», обусловленный бесконечностью разных причин. А искусность йогина как раз заключается в том, чтобы уметь превращать в садхану любое событие своей жизни и достигать нужных эффектов от практики даже при самых неблагоприятных исходных состояниях. Кроме того, приступая к изучению взаимосвязей свар, нади, пран, махабхут, накшатр, а, тем более, к всевозможным толкованиям и предсказаниям, очень полезно памятовать высказывание Горакшанатха: «Ум для людей – причина как связанности, так и освобождения. Будучи привязанным к объектам, он закабаляет, будучи свободен от объектов – служит освобождению» (Аманаска-йога, гл.2, шл.79). Если тяга к знанию будущих событий вызвана типовыми человеческими страхами, следует иметь в виду, что большей частью своего естества мы находимся под тотальным воздействием детерминизма грубой материальной природы. Время нашего рождения и смерти запечатлены на генетическом уровне. Таким образом, нетрудно прийти к выводу о полной преодопределенности всего, что происходит в человеческой жизни. А под свободной волей часто подразумевается эклектичность и непредсказуемость побудительных импульсов. Точность предсказаний невероятно усложняется тем, что: «…человеческий мозг…подвержен принципу неопределенности. Значит, в человеческом поведении существует элемент случайности, ассоциирующийся с квантовой механикой. Истинная причина невозможности предсказать человеческое поведение состоит в том, что это слишком трудно. Мозг содержит около ста миллионов миллиардов миллиардов частиц. Это слишком много, чтобы мы смогли когда-нибудь решить уравнения и предсказать, как мозг поведет себя…»(С.Хокинг, «Черные дыры и молодые вселенные»). А при невозможности предсказания поведенческих реакций, полностью исключается любой технологический метод моделирования грядущих событий. Но, скорее всего, ключ к разгадке Свара-шастры заключен не в ее методах, а в чем-то другом, что делает возможным проявление свободной воли: « Тот, кто предан Богу и Гуру, кто имеет хорошее поведение, чистый ум, устойчивое мужество и радость, кто мудр, опытен, имеет широкий кругозор и хорошо образован, кто знаком с астрономическими расчетами, владеет астрологией и мудростью Шастр, в ком нет гнева – тот человек подходит для практики Свара Шастры».
Гуру Йоги Адьянатх Махарадж

Share →